Если бросить хотя бы беглый взгляд на левое движение, то сразу же станет явно очевиден разброд страшнейший: бесконечные секты, которым нет числа. Многие при этом считают, что все дело тут в отсутствии теории. Но разве гегелевская диалектика — не теория! Герцен назвал ее алгеброй революции. Следовательно, хотя бы алгебра у нас уже есть! Разве «Капитал» Маркса — не теория?
Ряд недовольных отсутствием, как они говорят, верной революционной теории, склонны организовывать группы из разнородных элементов в целях ее создания или развития, т.е. создавать по сути дела еще и еще один блок (или блочек) против складывания пролетарской партии. О чем они спорят? Они гонят все ту же сталинистскую или полу-сталинистскую дребедень, никак не желая или не умея придти к действительно верному взгляду на экономический строй СССР, то есть к тому взгляду, что это был вовсе не социализм, а государственно-монополистический капитализм. Но допустим даже, что они разродятся сверх-гениальной теорией. Но разве можно требовать от теории больше того, что она может дать! При том состоянии, в каком находится теперь общество, когда, можно сказать, не просто господствуют, но свирепствуют иррациональные способы мышления (вроде религии и прочей чертовщины), не помогут одни лишь правильные силлогизмы. Ясное и простое большинству общества ныне кажется примитивным. А ведь рассуждения создателей различных теорий, приобретающих то там, то здесь некую моду, вовсе не ясны. Нередко такие творцы новых теорий, выдаваемых ими за развитие марксизма, не могут обойтись в своих писаниях даже от плеоназмов, т.е. разного рода выражений типа масла масляного.
Взглянем теперь на либералов и на откровенно буржуазную идеологию вообще. В способах их рассуждений и идеологических построений наиболее главным и существенным моментом является вовсе не логика, а поза. Почему Путин имеет некоторый успех у определенных слоев общества, а подчас и у отсталой части простого народа, несмотря на то, что его рассуждения вовсе не ясны, что он вообще косноязычен и поначалу, когда пришел к власти, вообще лишь мямлил? Потому, что он обладает некоторой способностью ВНУШАТЬ. Теоретики и ученые очень часто забывают о роли внушения. Спору нет, теория необходима. Но завершающую ноту в убеждении играет именно внушение. Даже ученые, досконально разобравшиеся в каком-либо научном вопросе, подвластны ему!
Обратим внимание в связи со всем этим на значение нынешней избирательной кампании. Ее значение таково, что она, как мне кажется, вопреки характеру прежних избирательных кампаний, будет способствовать складыванию революционной ситуации. Прежние избирательные кампании, включая и 1989г., проходили ПОСЛЕ того, как революционная ситуация сложилась или была близка, по крайней мере, к завершению своего складывания. Они, т.е. эти избирательные кампании, как раз и были нацелены на то, чтобы преодолеть революционную ситуацию, разобщить рабочий класс, задавить движение этого класса. И это буржуазии удалось. Теперь положение несколько иное. Не в том смысле, что в экономике дела ухудшаются (рост цен на продукты питания и пр.), ухудшение было и прежде. Но прежде буржуазия сумела найти в своей среде политика, отличного от болтуна Горбачева и пьяницы Ельцина, и вылепить из него божка, способного внушать. Разумеется, эта его способность внушать могла проявиться лишь при данных конкретных исторических условиях, когда значительная часть общества едва ли чем отличается от полоумных. Что же будет теперь? Если божок уходит с поста, нужно искать ему замену — вовсе не теоретика, не ученого, не экономиста, а способного внушать буржуазную точку зрения народным массам политика. Если новый божок будет таким же, как Путин, значит Путин — не единственный и несравненный, а, следовательно, несравненным не является и новый божок. Если божок по своим манерам и нраву будет другим, он вряд ли сумеет так внушать, как Путин, тем более, что дела в экономике не ахти как хороши и, скорее всего, будут еще хуже. Если Путин остается на третий срок, он теряет значительнейшую долю своей способности внушать, т.е. под внешними манерами, в которых, по видимости, отсутствует свойственная, например, Ельцину резкость или грубость, массами угадывается беспринципный проходимец и пр. Вот почему, на мой взгляд, выборы нынешние будут способствовать развитию революционной ситуации. А отказаться от выборов буржуазия, конечно, тоже не может. Это значит во всеуслышание признать, что верхи снова, как и в конце 80-х, не могут управлять по-старому, что будет опять же способствовать развитию того положения, когда низы не хотят жить по-старому. То есть складывание революционной ситуации неизбежно при любом из перечисленных выше вариантов. И здесь могут оказаться бессильны даже высокие цены на нефть. Ибо обострение политического кризиса неизбежно усугубит положение дел в экономике, которое и без того остается шатким. Вот буржуазия и гадает, что, т.е. какой из вариантов, ей предпочесть. А других вариантов, пожалуй, и нет.
Теперь взглянем на возможный ход событий в том случае, если революционная ситуация сложилась. Она, во-первых, еще более обострит экономическое положение, и так называемый стабилизационный фонд будет растрачен в считанные месяцы или даже недели. Вот почему, кстати, опять же часть народа идет за путинцами — она боится, как бы не было еще хуже.
Далее, без коренной перестройки общественной психологии дело обойтись здесь не может. А это сделает неизбежным поворот масс к коммунизму. Поначалу гегемоном во всем движении выступят зюгановцы как самая сильная и организованная из всех нынешних оппозиционных партий. В случае прихода левых сил к власти зюгановцы либо оставят все как есть, переменив только декорации, т.е. символику и пр., либо совершат кое-какие половинчатые шаги. На большее они неспособны, ибо такова природа этой партии. В первом случае останется неудовлетворенным народ, во втором — и значительнейшая часть народа, и западные государства, ибо даже половинчатые меры им не по вкусу. Запад держится и выезжает за счет выкачивания ресурсов из других стран и сбыта в них продукта (большей частью гнилого). Половинчатые меры как раз и означают, что российская буржуазия начинает сохранять ресурсы в целях развития отечественного бизнеса, чтобы попробовать больше поставлять в другие страны продукт (тоже, вероятно, в какой-то мере гнилой, ибо без производства чего-то гнилого буржуазия, вообще говоря, обойтись не может). Другими словами, Запад прекратит в первую очередь поставки продовольствия в Россию. Поэтому неизбежно появление на политической арене партии, не приверженной ни сталинистским, ни троцкистским догмам, партии, приверженной подлинному ленинизму, короче говоря, партии, которая не пойдет на какие-либо половинчатые меры (не говоря уже о том, чтобы оставить все как есть, сменив только символику), а пойдет на пролетарскую революцию до конца. А это, в свою очередь, дестабилизирует Запад, который и без того, втягивается в кризис, и вызовет серию революций там.
Здесь, как и в отношении данных выборов (включая и президентские), примерно та же логическая структура: тот или иной вариант ведет к плачевному для буржуазии исходу.

1 декабря 2007г.