Во-первых, определимся в вопросе о том, находится ли Россия все еще в кризисе. Хотя, по уверениям путинских идеологов, с приходом этого деятеля к власти начался рост производства, однако объем его далеко не достиг предкризисного уровня, т.е. уровня конца 80-х годов. Тем более это касается обрабатывающей промышленности и отраслей, выпускающих наукоемкую продукцию, а также размеров экспорта такой продукции за рубеж. Россия экспортирует ныне в основном сырье и в первую очередь — нефть. Вот за счет высоких цен на энергоносители и получаются те показатели роста экономики, о которых не устают говорить путинцы. Следовательно, Россия до сих пор не вышла из того затяжного экономического кризиса, в каком она оказалась на рубеже конца 80-х — начала 90-х годов.
Но допустим, что такой выход осуществится и осуществится без пролетарской революции, к чему стремятся и о чем бредят даже и по ночам представители имущих классов. Что это означает? Это означает, что российская капиталистическая экономика вступит в период процветания, подобно тому, как в стадии процветания пребывала капиталистическая экономика СССР — если, разумеется, отвлечься от сравнительно кратковременных кризисов начала 30-х годов, начала 60-х и середины 70-х. Но что значит пребывать в стадии процветания? Это значит, что в социально-экономической жизни наберут силу многие из тех явлений, которые имели место в СССР. То есть — сравнительное благополучие средних слоев, трудовая занятость пролетариата и повышение спроса на рабочую силу, в силу чего несколько возрастет заработная плата. А также это значит, что представители монополистического капитала снова, как и в благословенные брежневские времена, станут вести себя более чинно, степенно и спокойно. Вспомним сатиры Щедрина. Щедрин описывал, как с отменой крепостного права пришло время иного, нежели прежде, помещика. Екатерининские вельможи едали казенный пирог чинно, не разбрасывая кусков, не залазя в него рылом, а аккуратненько отрезая от него куски и кладя себе на тарелочку, с вилочкой, с ножичком, с салфеточкой. С появлением в результате крестьянской реформы 1861г. новых хозяев жизни казенный пирог стал усиленно разбазариваться, кромсаться на части, все норовили урвать кусок пожирнее. И почему-то вся историография рассматривает экономический строй Российской империи во времена екатерининских вельмож как эксплуататорское общество, а вот экономический строй СССР рассматривается современной буржуазной историографией как социализм и рассматривается на том основании, что вельможи брежневских времен жрали пирог чинно, что рыло у них было чисто, а если и пачкалось, то это не выносилось на всеобщее обозрение. Наличие красных флажков — вот «основание», позволяющее буржуазным историографам и идеологам вещать, будто в СССР был социализм. Что же получится, если буржуазия вдруг каким-то чудом выведет Россию из затяжного кризиса и российская экономика вступит в стадию капиталистического процветания? Произойдет очень интересная вещь. Следствием экономического процветания российского капитализма сразу явится перестройка общественной психологии и затем общественного сознания. Сейчас эти психология и сознание все еще поддерживаются на том обмане, будто прежде был социализм и он оказался неэффективен. И вдруг общество снова увидит перед собой тот же «социализм», только без красных флагов и с акционерными обществами. Поэтому, едва вступив в период процветания, Россия тут же окажется снова перед кризисом, ибо прозрение общества не может не повести к росту массового и еще более широкого, чем прежде, рабочего движения.
Буржуазия не может существовать без пролетариата, она не может увеличить размеры производства без роста численности наемных рабочих, а с этим ростом дело обстоит для нее еще хуже. Вот и остается буржуазному государству лавировать на грани и регулировать рынок таким образом, чтобы были и волки сыты и овцы целы. А либерально-буржуазные идеологи не устают шарлатански вещать, будто рынок ныне (т.е. в эпоху государственно-монополистического капитализма) должен или может быть и нерегулируемым!

15 июня 2007г.