Если отвлечься от названия фильма ( И почему художников так часто тянет ко всему библейскому?!), в этом фильме мало недостатков, которые мы привыкли считать свойственными Голливуду.

В самом деле, сюжет развивается таким образом, что вряд ли возникают какие-либо ассоциации с так называемыми сверхчеловеками, без которых не может обойтись американский кинематограф. Главный герой фильма действует, подчиняясь всецело велениям необходимости. Он — один из членов племени, обитающего в Америке примерно в те времена, когда Колумбу довелось ее открыть или немногим позднее того. Вместе с другими членами племени он попадает в плен к воинам соседствующего, более развитого, общества, вождем которого, по-видимому, является какой-нибудь Монтесума. И именно благодаря чистой случайности (во время совершения обрядов жертвоприношения происходит солнечное затмение) он избегает смерти на жертвенном ложе. В дальнейшем действие фильма разворачивается таким образом, что он постоянно ускользает от ведущейся за ним погони. Но и здесь создателям фильма удается не перейти ту грань, за которой вместо образа живого человека нам навязывают «супермена» с его сверхъестественными силами. Беглецу удается все же каким-то чудом (употребим в анализе это неуместное для материалиста слово) избежать смерти от рук преследователей и добраться до моря. И тут изумленным взорам его и тех, кто за ним охотился, предстают подплывающие к берегам Америки, идущие под всеми парусами суда европейцев. Вражда туземцев отступает перед этим новым и неведомым им еще врагом. На одном из судов мы можем заметить держащего крест христианского пастыря. Но последние слова главного героя таковы: «Они(т.е. корабли)несут на себе людей». И эти слова звучат так, в контексте всего пережитого им за последнее время, что нет больших врагов для него и оставшихся в живых членов его племени после вражеского нападения, чем люди, в особенности неизвестные люди.
И в самом деле, что значит для них этот крест? Они еще ровным счетом ничего не знают о нем. Ну а мы? Мы-то ведь уже немало знаем об этом кресте. Этот крест, хотя он и означал некоторый прогресс в сравнении с древним язычеством, немало принес человечеству горя в течение прошлых веков. Успел он принести его немало и в нашем современном обществе за те двадцать лет, когда он упорно насаждался хозяевами жизни, т.е. буржуазией.
Да, и коммунисты, сколь бы велико они ни разнились между собой (сталинисты, троцкисты, марксисты и пр.), тоже люди! Но коммунизм по крайней мере содержит в себе критерий проверяемости на практике, проверяемости на верность идеям — ведь он признает разум и логику. Тогда как религиозная вера, всякая вера, будь то мусульманская, буддистская или христианская, не признает даже и логики! Ведь вот в чем дело-то, господа и товарищи!
Великий моралист как-то сказал: «Кто во всеуслышание называет тебя дураком, тот и втайне не почитает тебя за умного». Мы можем сомневаться относительно уверений коммунизма — по крайней мере, явно он не отрицает в нас разум и способность к мышлению. Марксизм даже делает ставку на развитие наших умственных способностей, ждет от этого развития для себя пользы. Но что же тогда сказать о религии, в том числе о христианстве? Ведь оно во всеуслышание заявляет о преимуществах веры, т.е. невежества, перед разумом, перед знанием! Оно ставит ни во что человеческий разум!
Вернемся, однако, к обсуждаемому фильму.
Этот фильм, вне всякого сомнения, есть один из лучших фильмов не только Мела Гибсона, но и американского кинематографа вообще. Правда, в российском кинематографе прошлых лет таких фильмов (и даже лучше) — хоть пруд пруди! Достаточно посмотреть любой хороший фильм о войне. Возьмите хотя бы и «Альпийскую балладу» или «Судьба человека». Для американского же кино, с его засилием сверхчеловеков в качестве героев, этот фильм представляет собой, конечно, достижение.

8 февраля 2007г.