1. Тождество Вселенной и человека.

Ни ум, ни образование, ни сила воображения вовсе не нужны для того, чтобы представить Вселенную богом или бога — Вселенной, но нужны для того, чтобы увидеть тождество между Вселенной и человеком.

2. Афоризмы и остроумие.

Афоризмы, содержание которых сводится лишь к остроумию, подобны блюду, повар которого переусердствовал с пряностями.

3. Народ верит не тогда, когда ему является знамение.

Народ верит не тогда, когда ему является знамение; наоборот — знамение является народу тогда, когда у него есть интерес, когда ему выгодно верить.

4. Пророчество, толкуемое однозначно, не есть пророчество.

Пророчество, которое можно истолковать лишь однозначно, не есть действительное пророчество, хотя бы оно и сбывалось; речение подлинного пророка таково, что, несмотря на всю очевидность его неосуществимости, заставляет услышавших его рассуждать и спорить о том, что же он такое сказал, и сомневаться в своей способности когда-нибудь понять это.

5. Подлинным знатоком библии является не философ.

Подобно тому, как толкование правовых актов является прерогативой государства, так толкование библейских текстов является прерогативой церкви. Подлинным знатоком библии является не философ, а поп, священнослужитетель, хотя бы в своей жизни он не раскрывал эту книгу ни разу.

6. Библия — могила знания.

Библия — могила знания; а осквернение могилы, попытка извлечь из нее труп — задача неблагородная и неблагодарная.

7. В мире загробном никто уже не умирает.

Жить — значит умирать, сказал философ. В мире загробном никто уже не умирает, а значит — и не живет.

8. Когда добродетель немощна.

Когда добродетель немощна, она нуждается в теологическом костыле. Но для порока теология не костыль, а крылья.

9. Пророк и ученый.

Ученый во всем противоположен пророку.

10. Чтение библии придает ученый вид.

Чтение библии придает столь ученый вид, что избавляет от необходимости держать в руках все остальные книги.

11. Пророк без высокомерия — все равно, что статуя без постамента.

12. Ныне от исповедующих Христа почти не услышишь слова «религия». Или они считают христианство наукой?

13. Число приверженцев христианства и стойкость их убеждений прямо пропорциональны авторитету государственной власти.

14. Чем лучше узнаешь верящих в бога, тем больше тянет к антихристу.

15. Атеизм — не религия, и религия — не наука.

Тот, кто усматривает в науке некую разновидность религии, а в ученом видит пророка, стремится тем самым выдать религию за науку и религиозного пророка — за ученого.

16. В мире нет ничего принципиально непознаваемого.

В мире нет ничего принципиально непознаваемого, то есть чего-то такого, что могло бы служить в качестве чуда, выдаваемого за божье знамение. То, что для невежды является чудом, божьим знамением, для ученого — лишь материал для исследования и дальнейшего углубления в сущность вещей.

17. Если бы бог существовал …

Если бы бог существовал, представители крупного бизнеса уже давно установили бы с ним деловые контакты. А так — им приходится сводить счеты только с природой и всячески обкрадывать, истощать последнюю.

18. Метод научного исследования.

Метод научного исследования и научного предвидения в корне отличен от метода пророчествования. Подлинное и величайшее пророчество рождается лишь после того, как пророк на несколько дней или даже недель закроет свои глаза и заткнет уши.

19. Чтобы указать обществу верный путь.

Чтобы указать обществу верный путь, по которому следует идти, ученый смотрит во все глаза и даже стремится вооружить их приборами; пророк же, напротив, — именно в невежестве относительно фактов жизни и усматривает всю свою добродетель. Даже тогда, когда речение пророка основано на каком-либо случайно попавшем в его распоряжение знании о фактах жизни, он стремится скрыть от публики это знание и представить верно угаданный им результат за следствие какого-то своего таинственного общения с богом.

20. Ученый — друг просвещения, пророк — его враг.

Ученый бьется над каждой фразой в своей речи или книге, стремясь сделать свои мысли как можно более понятными и ясными для публики, для читателя. Пророк, напротив, стремится облечь свои изречения в туман, окутать себя ореолом загадочности, непостижимости. Насколько ученый есть друг народного просвещения, настолько же пророк — его враг.

21. Лепта духовная, а вознаграждение — материальное.

За ту ничтожную лепту, которую служители культа вносят в области интеллектуального творчества, они трубуют непомерного материального вознаграждения.

22. Природа достаточно могущественна.

Мысль о том , что материя может когда-нибудь и где-нибудь повторить тебя в абсолютной точности, есть утонченное суеверие. Несмотря на то, что миров, подобных нашей Земле, во Вселенной бесконечное множество и возникновение таких миров в ней никогда не прекратится, природа достаточно могущественна для того, чтобы постоянно создавать новое.

23. Пророк и великий государственный муж.

Политик, который придает своим речам обтекаемые формы и стремящийся уйти от прямых ответов на поставленные вопросы, отличается от религиозного пророка только предметом рассуждений.

24.Подлинный мессия.

Чем лучше государственный муж умеет посредством двусмысленных фраз скрывать от народа свои подлинные намерения и цели, с тем большим правом он может быть назван пророком.

25. Послушание в мире церковном есть своего рода вдохновение.

Для монаха или дьячка послушание и готовность склониться перед авторитетом значат то же, что для поэта вдохновение и талант. Без послушания продвижение по лестнице церковной иерархии невозможно.

26. Вера не столь важна, как место в обществе.

Базен, слуга Арамиса, восхищался наградой в виде кошелька с золотом, полученной его господином якобы за написанную им поэму, и восклицал, что быть поэтом — не хуже, чем быть аббатом. Как видим, даже для мечтавшего стать когда-нибудь кардиналом простолюдина вера была не столь важна, как место в обществе.

27. Поэт и теолог.

Если бы пророки и отцы церкви в своих проповедях постоянно добавляли, что их басни не стоит принимать на веру, они из теологов превратились бы в поэтов, правда, не слишком великих. Вот почему — видимо, следуя тому правилу, очень определенно высказанному моралистом, что лучше быть первым в заурядном деле, нежели вторым в деле высоком — они предпочли остаться всего лишь теологами. Отсюда следует вывод и относительно поэтов: если поэты начинают уверять, будто их творения навеяны откровением высшего существа, есть следствие какой-то связи с последним, они отчасти перестают быть поэтами. Им остается сделать еще только один шаг для того, чтобы вполне стать теологами и порвать с искусством — начать уверять, что содержание их произведений есть не поэтический вымысел, а — действительность.

28. Отношение церкви к сатанизму.

Отношение церкви к сатанизму более благожелательное, нежели ее отношение к научному атеизму.

29. Религия усиливает межнациональную рознь.

Подобно тому, как шизофрению, отягощенную алкоголизмом или наркоманией, лечить труднее, чем просто шизофрению, так и национализм, отягощенный различием в вероисповедании, преодолеть труднее. Следовательно, возрождение религии способствует не большему взаимопониманию между народами, но, напротив, — лишь сеет и усиливает межнациональную рознь.

30. Деньги — бог нашего мира.

Подлинный бог нашего мира — деньги. И более всего этому богу служат как раз именно те, кто чаще других толкует о боге.

31. Частная собственность и деньги.

Не было бы частной собственности — не было бы и денег. Деньги есть лишь там, где господствует частная собственность.

32. Сберкнижка и партбилет.

Господство частной собственности возникло не сегодня, оно было и вчера; тот, кто имел партбилет, нередко владел и сберкнижкой, а то и несколькими. И последние как раз и были наиболее характеризующим данное лицо признаком. Под властью партбилета таилась на самом деле власть денежного мешка.

33. В буржуазном мире тот, кто приносит обществу наибольшую пользу, получает наименьшее вознаграждение, а больше всего доход у того, кто приносит обществу даже не пользу, а — наибольший вред.

34. Обманутые вкладчики.

Проценты от вклада в банк есть узаконенные нетрудовые доходы, а обманутые вкладчики — это те, которые угодили в ту самую яму, которую они рыли другим. Это как раз тот случай, когда верна поговорка «За что боролись, на то и напоролись».

35. Чем резче открываешь дверь, тем меньше она скрипит. ( Девиз экспроприаторов ).