Если сравнить поэтические мысли с алмазами, то искусство многих современных поэтов можно было бы назвать совершенствованием средств отточки алмазов. Они изобретают пилочки, долотца, микроскопы в целях филигранной отточки мелких камешков или даже песчинок. А бывает и так, что какой-либо из этих поэтов не может даже и разглядеть в свой микроскоп, действительно ли перед ним алмаз или это кусочек затвердевшего кала, оставленный на его носу какой-нибудь назойливой мухой.


Во времена Пушкина не было таких совершенных средств отточки, русский стих и вообще русский литературный язык были еще негибкими, неизящными. Чтобы привести материал в соответствие с имевшимися тогда инструментами, Пушкину приходилось поэтому искать алмазы крупной величины. Его искусство есть поэтому поиск таких алмазов, часто обработанных как бы самой природой, природой русского языка. Пушкин карабкается по горам Кавказа, а не пыхтит с пилочкой над песчинкой. Вот почему Пушкин есть больше, чем кто-либо, создатель русского литературного языка. Ибо пилочки и долотца есть нечто внешнее природе языка.
Посчитались с эстетами, теперь несколько слов о писаревщине, о базаровщине. Первые, эстеты то есть, жмут на искусство и литературу справа ( искусство для искусства ), вторые — слева.
Еще и теперь можно нередко услышать ту мысль, что любой физик или химик полезнее любого поэта, даже Пушкина. Ну а если бы не великие поэты ( т.е. поэты, представившие нам в своих творениях множество великих алмазов ), то на каком тогда языке эти физики и химики излагали бы свою науку? На языке времен Кантемира и Тредьяковского? Интересно было бы взглянуть на учебник, излагающий современную физику на таком языке! Негибкий, неразвитый язык сковывает развитие научной мысли. Вот почему Пушкин много сделал не только для искусства, для художества, но и для науки — в самом прямом смысле этого слова. И это есть такая азбучная истина, что как-то и неудобно об этом писать, это разъяснять!
Столь же много сделали для науки Гоголь, Тургенев, Щедрин, Толстой. Но Пушкин все же есть в этом отношении звезда первой величины. В его творчестве есть какой-то пафос, какая-то страсть, любовь к русскому языку, который есть у него как бы главный герой всех его произведений.

25.03.1994г.